Jager Himmel
/Нету смерти мне кроме излома крыльев серых Юнкерсов на виражах./ Циничный лирик/
- Владыка, - падает на колено один из капитанов пришедшего отряда. Кажется, харадрим. – Мы принесли новости и золото.
- Прекрасно, - короткий кивок и холодный голос. Гортхауэр Жестокий давно привык к почтению, верности и дани. Оспорить слово Владыки Севера не смел никто. Зачарованная темная сталь клинков его слуг отучила возражать, а обжигающее пламя драконов научило даже не пытаться собрать восстание – с неба все видно, а такая служба наблюдения эффективна еще и потому, что на месте пресекает все незаконные поползновения.
Налаженный быт Твердыни , казалось бы, ничто не могло теперь нарушить. Ну, правда, где-то там еще есть эльфы и они все еще не вернули незаконно уведенное колечко. Но это можно обсудить при случае, когда они окажутся в гостях…в подземельях. Желательно в оковах. Ну, можно и у них на территории – с парой-тройкой армий для большего успеха дипломатической миссии.
- Владыка! – влетевший орк упал не на одно, а сразу на оба колена. Все бы ничего, но звучало это не обращением, а уведомлением…
- Что?.. – харадримец отшатнулся, увидев взгляд Саурона.
- Там… - старый орк, капитан, выглядел так, будто ахэрэ попутали его с мэллорном и решили пустить на отопление, - там Владыка!
- Что значит – там Владыка? – звенящая сталь в голосе Саурона не оставляла сомнений в судьбе того, кто при нем назвал Владыкой кого-то другого. Вот разве что варианты еще есть – медленно или очень медленно умирать.
Ответ влетел вместе с ворвавшимся в окно капитаном барлогов, нырнувшим под трон Саурона. И как только уместился?
- Там Мелькор!
Харадримец, посмотрев, как меняется выражение лица Жестокого, предпочел не спрашивать о причинах такой реакции, тихо пристроившись в углу. Уходить не хотелось – любопытно же. Да и кто выпустит?
- Какой еще Мелькор? – выволакивая упирающегося балрога, сквозь зубы поинтересовался Гортхауэр.
- Учитель твой! – жалобно пискнул огромный балрог, усиленно пытаясь забраться обратно под трон. – Он же меня в лед закопает, узнав, что я тут с тобою наделал…
- Учителя нет в Мире, - четко разделяя слова, медленно проговорил Гортхауэр. Рука, впрочем, таки сама собой отпустила упирающегося балрога, и тот таки забрался под трон. Оттуда и отвечал:
- А кто, по-твоему, назгулов завернул с задания? Король Манве Сулимо?
- Как это завернул?
- Так, что они аки мирные котятки свернулись в клубки. Вон, за окном, сам глянь. Тихие как камышь.
- Трусливые как мышь, - не очень-то уверенно ругнулся Саурон, но за окно выглянул.
Вся Девятка, весь его дражайший спецотряд, красовался под окнами, имея, в самом деле, вид нашкодивших котят. Даже если их лично Тулкас гнал сюда, и то они не выглядели бы так. – Эй! В чем дело?
- Владыка, - прошелестел голос Короля-Чародея. Мертвый или нет, но выглядел он так жалко, что его было почти жаль.
- Что… он? – понимая, что это, кажется, не шутка, поинтересовался Черный Властелин, чувствуя, что если ребята правы, то ему и под троном не спрятаться.
- Угу.
- Давайте сюда, - распахивая окно.
Девять черных вихрей влетело в тронный зал, последний покрепче закрыл окно за собой, подперев его изнутри стулом.
- Рассказывайте.
- Учитель твой…
- Я уже понял, что не Тулкас вас пинками гнал.
- Да лучше бы Тулкас! С ним хоть драться можно. А как он вернуться-то смог?
- Он всегда умел удивлять…И что Учитель?
- Зол. Ругался так, что я записывать хотел, да не успел.
- Эру на мою голову! – взвыл Жестокий.
- Делать-то что будет? – деловито поинтересовался Второй. – Если он застанет такую картину…
- Сам знаю, - буркнул Гортхауэр, живо вспоминая все, что Учитель думает о его методах управления и работы. Кто бы мог подумать, что сейчас, когда он наконец-то все наладил, появится Мелькор?! Он же голову отвернет… Хотя нет. Хуже. Устыдит. Лучше бы голову отвернул!
- Может, мы темницы в комнаты переделаем?
- Да, и пленников отпустим гулять, - огрызнулся Владыка. «Хотя какой я теперь Владыка?» - со смесью радости и тихого ужаса подумал он.
- А что делать?
- Так. Во-первых, не психовать. Делаем вид, что у нас все хорошо. Венки наденьте…Да не смотрите на меня так! Из ирисов, они фиолетовые, к вашим плащам пойдут. По стенам повесьте драпировки. Сами, чтобы никто не возмущался, что мы их сверхурочно работать заставляем. Эльфы пленные есть?
- Семеро. В башне.
- Отпустить.
- Но!...
- Отпустить и волколаков по следу. Спишем на несчастный случай.
Назгулы хором облегченно выдохнули. Кажется, Владыка если и лишился ума, то по крайней мере не до конца. Ладно еще венки нацепить, но пленных отпускать?!
- Начинайте.
Повторять не пришлось – девять вылетели в дверь так же быстро, как до этого влетели в окно. Которое, впрочем, так и осталось запертым и подпираемым стулом.
- Вылезай, - простонал Гортхауэр в сторону трона. – Если он увидит тебя под троном, я буду объяснять еще и то, как довел тебя до такой тоски…
- Угу, - хмуро буркнул балрог, но все же выбрался из укрытия, - а когда поймет, что я – автор половины твоих нововведений, что со мной будет?
- С тобой-то ничего…
- А с тобой? Убьет? Орать будет?
- Хуже.
- Ммм?
- Устыдит.
- Тогда чего ты так психуешь?!
- А у него у единственного это получается. При чем так, что я после пары слов сам готов убиться и наорать на себя. А он еще и не дает.
Харадрим, сидевший в углу, подошел к Владыке.
- Владыка!
Саурон подпрыгнул как ужаленный, собираясь заорать «Не называй меня так!», но понял бессмысленность поступка. Всех сейчас не оббежишь с такими поправками в Устав…
- Что тебе-то?
- А если от него откупиться?
- Идиот… - тихо простонал Гортхауэр, представляя, то ЕЩЕ скажет Учитель, если поговорит с этими людьми. Кажется, тут не отделаться разговорами о смене порядков в крепости.
- А украшения? – почти не веря в успех, тихо проговорил харадримец.
- Гений! – счастливо улыбаясь, подпрыгнул Жестокий. – Украшения! Берете все ваше золото и делаете украшения. Сейчас.
- Но Владыка, тогда не столь удобно использовать его как деньги.
- К балрогам! Потом разберемся с удобством.. Иди! - сунув в руки ошалевшему вояке принесенный мешок дани. – Вернешься, когда это будут не жалкие монеты, а тонкие украшения.
Молча кивнув, тот вышел из зала.
Если бы он задержался на пару секунд и обернулся, он увидел бы невозможную, по меркам любого из северян, картину: Саурон Жестокий и Великий Готмог, переглянувшись, со стоном сползли по стенкам зала на пол.
- Успеем? – тихо спросил один.
- А у нас есть выбор? – так же тихо поинтересовался второй.

@темы: Гортхаур, Мелькор, Назгулы, Фанфики, Юмор